Регистрация

Логин:*
минимум 3 символа
Пароль:*
Пароль должен быть не менее 6 символов длиной.
Подтверждение пароля:*
Адрес e-mail:*
на этот адрес придет письмо с подтверждением регистрации
Имя:*


*Поля, обязательные для заполнения.

Продажа типовых проектов.
Чертежи в формате TIF и DWG
(495)  961-25-17
Нужна помощь от нас? Звоните нам!

Ожегов С.С. "Типовое и повторное строительство в России.."

Типовое проектирование жилых и "казенных" зданий в первой половине XIX века

 Типовое проектирование жилых и “казенных” зданий в первой половине XIX века

 V

Первая треть XIX в. была периодом высокого расцвета архитектуры русского классицизма. К этому же времени относятся и самые значительные достижения в области типового и повторного строительного XVIII-XIX вв., неразрывно связанные со всем ходом развития русской архитекторы и градостроительства.

Развитие русской экономики в первой половине XIX в. происходило в обстановке борьбы нового, прогрессивного в то время капиталистического уклада с реакционными феодально-крепостническими отношениями. В этих условиях стал особенно заметным процесс необычайного подъема русской культуры, передовые представители которой выступали против крепостничества и самодержавия, тормозивших общественно-экономическое развитие России. Культурному подъему способствовало распространение патриотических идей в русском обществе, особенно усилившееся после победоносного окончания Отечественной войны 1812 г.

Общий расцвет культуры не мог не сказаться и в области архитектуры и градостроительства. В творчестве русских архитекторов получили яркое выражение патриотические идеи, обусловившие приподнятый, торжественный облик большинства зданий и широкий размах в размах в проектировании и строительстве городских ансамблей.

Русское градостроительство после 1812 г. имело весьма благоприятные условия для своего развития. В связи с учреждением министерств и дальнейшим расширением государственного аппарата возникла потребность в строительстве административных зданий. Рост и увеличение значения русской армии вызвали обширное строительство казарменных комплексов в столицах и провинции, развитие торговли обусловило строительство многочисленных зданий гостиных дворов и складов. Значительного объема достигло частное жилое строительство, которое велось как представителями растущих классов буржуазии и купечества, так и дворянством.

В результате экономического подъема в 20-х – 30-х годах XIX в. появилась возможность больших капиталовложений в строительство, как со стороны государства, так и со стороны частных застройщиков, особенно из числа купечества и буржуазии. В свою очередь, высокий уровень художественной и технической культуры в области архитектуры и градостроительства и наличие талантливой плеяды русских архитекторов, вдохновленных идеями патриотизма, обусловили большой размах и высокое качество вновь строящихся ансамблей и сооружений.

Особое значение имело типовое проектирование для формирования архитектурного облика массовой жилой застройки. Единство стилевой характеристики жилых домов и общественных зданий в сочетании с их продуманным взаимным расположением позволяло создать ансамбли, охватывавшие территорию целых городов. Архитектурно-планировочная система многих русских городов строилась на уже известном принципе соподчинения массовой “фоновой” типовой застройки с уникальными опорными зданиями.

Индивидуальные проекты создавались лишь для таких значительных сооружений, как соборы, как гостиные дворы, крупнейшие административные здания и жилые здания дворцового типа. Для массовой жилой застройки и наиболее распространенных видов административных, хозяйственных и других зданий с начала XIX в. создавалось большое число типовых проектов, которые использовались в следующих областях:

1.     Жилое строительство. Оно в подавляющем большинстве случаев велось частными лицами за свой счет.

2.     Строительство так называемых “казенных” зданий присутственных мест, складов, тюрем, губернаторских домов, карантинов и т.п., производившееся в основном губернскими и уездными властями и сословными организациями типа дворянских обществ за счет местного бюджета. Небольшая часть казенных зданий в провинции строилась и центральными государственными органами.

3.     Строительство городских ансамблей казарм и провиантских магазинов, которое велось только за счет государственного бюджета. Архитектурно-планировочная система этих ансамблей основывалась на применении принципа повторности.

4.     Строительство мостов, набережных, элементов городского благоустройства, дорог и придорожных зданий и сооружений, производившееся почти исключительно государством.

Методика применения типовых проектов в жилищном строительстве в начале XIX в. почти не изменилась по сравнению со второй половиной XVIII в. Типовое проектирование ограничивалось только фасадами, носившими, как и раньше, рекомендательный характер. Тенденция к общему увеличению числа типовых проектов, имевшая место во второй половине XVIII в., продолжала существовать и в первой половине XIX в. Число типовых проектов в “серии”, изданной в 1809–1812 гг., приближалось уже к 300. Даже если учесть потребность не только в одно-двух-, но и в трех-четырехэтажных домах, такое число проектов представляется чрезмерным.

Увеличение числа типовых проектов можно объяснить стремлением возможно более полно удовлетворить запросы частных застройщиков и тем самым нейтрализовать тенденцию к стихийному индивидуальному строительству, обеспечить регулярность и архитектурное единство городское застройки. Несомненно, что увеличение числа типовых проектов способствовало их более широкому использованию, но вместе с тем оно знаменовало и известные уступки государства-градостроителя частным застройщикам. Значение типовых проектов, как средства жесткого регулирования городской застройки постепенно падало. Большое число проектов и разрешение расстанавливать их практически в любом сочетании, в зависимости от потребностей застройщика, сводили на нет возможности комплексного, ансамблевого строительства жилых зданий по типовым проектам. Типовые проекты становились главным образом средством государственной пропаганды определенного комплекса художественных взглядов своего времени, лишь частично сохраняя значение практического руководства для строительства.

Новая “серия” типовых проектов жилых домов и других частных построек была издана в 1809-1812 гг. Пять гравированных альбомов, объединенных под общим названием “Собрание фасадов, Его императорским Величеством высочайше апробированных для частных строений в городах Российской империи”, представляют собой документ, с исчерпывающей полнотой отражающий методику применения типизации в жилом строительстве в начале XIX в. В связи с большим объемом проектного материала, содержащегося в “Собрании фасадов”, его издание растянулось на несколько лет. В 1809 г. были изданы первый и второй альбомы, содержавшие 100 проектов. В 1812 г. издание было завершено выпуском третьего и четвертого альбомов со 124 проектами. В пятом альбоме, изданном в 1811 г., были собраны проекты заборов и ворот. Таким образом, все пять альбомов содержали около 200 жилых, хозяйственных, промышленных, торговых и других зданий и свыше 70 проектов заборов и ворот (рис. 37, 38, 39, 40 содержат все фасады первого, второго, третьего и четвертого альбомов). В каждом из альбомов проекты расположены без определенного порядка и в разных масштабах. На рисунках все чертежи приведены к одному масштабу и расположены в той же последовательности, что и в альбомах. “Собрание фасадов” было призвано удовлетворить самые разнообразные потребности заказчиков в зависимости от их материальных возможностей и положения в обществе. Жестко проводился только один принцип: сохранить неизменное стилевое единство всех зданий, включенных в состав альбомов.

Из рисунков отчетливо виден состав и характер проектов, содержащихся в каждом из альбомов. В 1809 г. были изданы проекты только жилых домов, начиная от простейших домиков в три окна по фасаду и кончая трехэтажными зданиями большого объема с развитым архитектурно-пространственным решением. Подавляющее большинство домов – двухэтажные либо одноэтажные с выделенным центром. Среди одноэтажных зданий значительное место занимали небольшие дома загородного типа с архитектурной обработкой, типичной для русского классицизма начала века. Развитое архитектурное решение с портиками, лоджиями, сложными карнизами и наличниками имело и большинство полутора-, двух- и трехэтажных домов.

Состав проектов в третьем и четвертом альбомах, изданных в 1812 г., существенно отличается от проектов в альбомах 1809 г. Приведенные в них фасады восполняют недостаток в простейших одноэтажных жилых домах и нежилых постройках, имевший место в первом и втором альбомах. Однако ведущее место в третьем и четвертом альбомах принадлежит домам с лавками в первом этаже, службам, сараям и мастерским.

Пятый альбом, включавший проекты заборов и ворот, занимал в “Собрании фасадов” подчиненное место. Содержавшиеся в нем проекты должны были играть роль архитектурных “вставок” между домами, обеспечивающих архитектурное единство фронта застройки улиц. В дополнение к “Собранию фасадов” в 1812 г. были утверждены также 26 образцовых гравированных чертежей кварталов, которым надлежало руководствоваться при проектировании кварталов и разделении их на участки63.

Среди сохранившихся альбомов встречаются отдельные экземпляры с раскрашенными фасадами. Они дают представление о рекомендуемых колерах и о системе покраске зданий. Цоколи окрашивались в серый (дикий) цвет, поле стены в светло-желтый, светло-зеленый, светло-серый или светло-синий цвета.

 

 

38. “Собрание фасадов”. Фасады второго альбома. 1809 г.

 

Преобладающим цветом стен был желтый различных оттенков. Крыши делались зелеными или красными. Такая окраска соответствовала изданному в 1817 г. указу, запрещавшему применение ярких красок и рекомендовавшему красить здания в бледные тона, образцы которых рассылались на специальных “дощечках”64.

 

Проекты в “Собрании фасадов” не сопровождались планами, за исключением нескольких планов передней стены в первом, втором и четвертом альбомах. Отсутствие планов, характерное и для типовых проектов XVIII в., объяснялось рекомендательным характером “Собрания фасадов”. Графика в издании была безупречной. Ее качество значительно превышало уровень графического оформления других современных Собранию изданий. Столь же высоким было и качество архитектуры отдельных зданий. Но “Собрание фасадов” не было отвлеченным сборником красивых гравюр, показывающих высокое мастерство русских зодчих в области архитектурной композиции. Подавляющее большинство проектов, содержащихся в нем, было реально по своему объему и архитектурному решению. “Собрание фасадов” было документом, обобщавшим и развивавшим прежние достижения в области архитектуры массовых типовых зданий.

 

Большой объем и высокое качество “Собрания фасадов” говорят, что в его создании принимало участие несколько талантливых архитекторов и граверов, однако, в прямой связи с чертежами их имена не упоминаются. Аналогия отдельных фасадов с проектами ведущих архитекторов начала XIX в. и другие косвенные свидетельства дали основание считать авторами проектов “Собрание фасадов” А.Захарова, А.Руску, В.Гесте, В.Стасова. Не исключено, что круг авторов может быть и расширен65. Прямое указание на авторство В.Гесте имеют лишь упоминавшиеся выше гравированные образцовые чертежи фасадов, собранные в альбом под названием “Разделение городских кварталов на обывательские места”66.

“Собрание фасадов” было введено в действие 31 декабря 1809 г.67. Согласно указу “О строении домов в городах по вновь высочайше утвержденным фасадам”, разрешалось строить частные дома только по проектам из “Собрания фасадов”, изданным “особою книгою” и продававшимися “от Министерства внутренних дел”. Об успехе строительства по новым фасадам предписывалось докладывать по особо утвержденной форме. Многочисленные аналогии фасадов различных зданий, построенных в 10-х – 20-х годах XIX в., с проектами из “Собрания фасадов” показывают, что это издание, действительно, в короткий срок завоевало популярность среди архитекторов и застройщиков и широко использовалось в строительной практике.

Характер использования типовых проектов 1809-1812 гг. можно рассмотреть на примере строительства дома купца Кульбацкого на Молоховской улице в Смоленске68. Чертеж этого дома, датированный 1819 г., интересен тем, что в пояснении к нему указано, что фасад сделан “в сходственность Высочайше апробированными фасадами 2-й книги с № 92-м с прибавлением над средним выступом фронтона”, а фасад флигеля “в сходственость” № 45 первой книги. На рис. 41 дом Кульбацкого сопоставлен со своими прототипами из “Собрания фасадов”, причем все три чертежа приведены к одному масштабу.

Сравнение показывает, что в данном случае типовые фасады рассматривались лишь как рекомендуемый образец, в который в процессе проектирования можно было вносить ряд изменений в соответствии с требованиями заказчика и личными вкусами проектировщика. Дом Кульбацкого в Смоленске был очень характерным примером использования “Собрания фасадов” для проектирования жилой застройки. Все остальные примеры, как и этот дом, говорят о том, что в проектировании и строительстве использовали лишь общие принципы композиции типовых

 

 

41. Чертежи из “Собрания фасадов”. 1809-1812 гг. в сопоставлении с жилыми домами первой половины XIX в. 1 – фасад дома купца Кульбацкого в Смоленске и его прототипы: фасад № 92 из второго альбома и фасад № 45 из первого альбома; 2 – фасад № 23 из третьего альбома в сопоставлении с фасадами домов Татаринова (слева) и Нечаевой (справа) в Москве. Все фасады приведены к одному масштабу

 

фасадов и характер их архитектурного декора. В части же размеров, пропорций и прорисовки отдельных фрагментов и деталей они подвергались большим или меньшим изменениям69.

Много примеров такого использования “Собрания фасадов” можно найти в строительстве Москвы после пожара 1812 г. В этот период сложилась особенно благоприятная обстановка для широкого применения типовых проектов в массовом жилом строительстве. Перед архитекторами стояли большие и сложные задачи: в короткий срок восстановить разрушенный жилой фонд Москвы; построить и восстановить ряд общественных и административных зданий; реконструировать и улучшить систему планировки улиц и площадей.

Комиссия для строений в Москве, организованная в мае 1813 г.70 и работавшая под руководством архитектора О.И.Бове, в процессе своей деятельности сумела в короткие сроки не только выполнить эти задачи, но и обеспечить регулярность застройки и единство архитектурного решения ряда улиц и площадей Москвы.

Быстрым темпам восстановительного строительства в Москве в значительной степени способствовало широкое применение типовых проектов из “Собрания фасадов”. Использование типовых фасадов облегчало проектирование массовой жилой застройки. Пользуясь “Собранием фасадов”, делать проекты жилых домов могли люди невысокой квалификации, составлявшие основные штаты Комиссии. На обязанности же немногочисленных квалифицированных архитекторов71, руководивших застройкой отдельных районов города, лежали только функции контроля над выпуском основной массы чертежей и проектирование наиболее важных объектов. Задачи проектирования массовой застройки облегчались еще и тем, что в состав проектов, выдававшихся Комиссией на особых бланках72 (рис. 42), входили только фасад и генеральный план участка. Проектирование планов домов не входило в функции Комиссии. Планировка небольших домов выполнялась непосредственно в натуре, в соответствии с потребностями застройщиков.

О характере использования образцов из “Собрания фасадов” в проектировании и строительстве домов Москвы можно судить по рис. 41. Здесь сопоставлены два из сохранившихся проектов Комиссии Бове73 и проект из “Собрания фасадов”. Сравнение их показывает, что принцип использования типовых проектов в застройке Москвы практически не отличался от принципа использования их в доме Кульбацкого в Смоленске, рассмотренного выше.

 

Об общих масштабах применения типовых проектов 1809-1812 гг. в застройке русских городов судить сейчас трудно. До нашего времени дошла лишь незначительная часть жилых домов, построенных в первой трети XIX в. Однако тот факт, что у подавляющего большинства сохранившихся жилых домов этого времени есть черты сходства с проектами из “Собрания фасадов”, дает основание считать, что строительство по типовым проектам было явлением широко распространенным.

В руках государства “Собрание фасадов” было средством пропаганды и внедрения определенного комплекса художественных взглядов, выраженного в ряде образцов застройки. При помощи этой развернутой “серии” типовых фасадов государство стремилось достигнуть регулярности и художественного единства массового жилого строительства в многочисленных городах Российской империи.

К моменту издания “Собрание фасадов” прогрессивные художественные взгляды представителей русского классицизма уже завоевали себе признание среди самых различных кругов русской общественности. Появление Собрания, полностью соответствовавшего этим взглядам, было поэтому весьма своевременным. Высокое качество архитектуры проектов и их безупречное графическое исполнение позволяли использовать “Собрание фасадов” как увраж, пользуясь которым можно было проектировать подавляющее большинство жилых и хозяйственных зданий. Значение “Собрания фасадов” как увража увеличивалось благодаря большому тиражу издания и отсутствию других аналогичных изданий, равных по качеству и полноте содержащегося в них материала. Наконец, иллюстративный, рекомендательный характер проектов из “Собрания фасадов” соответствовал уровню развития строительной техники своего времени. При кустарных методах возведения зданий, господствовавших в первой половине XIX в., не существовало разницы между процессами строительства по типовым и индивидуальным проектам, а точное воспроизведение в натуре типовых фасадов не давало никакого экономического преимущества. Заказчик мог изменять в натуре размеры, пропорции и рисунок деталей типовых фасадов. Такой подход облегчал реализацию типовых проектов в практическом строительстве.

Все эти факторы в значительной степени способствовали успеху государственной пропаганды типовых проектов частных жилых домов. Проекты из “Собрания фасадов”, повторенные в натуре в различных вариантах огромное число раз, создали основу “ампирного” облика Москвы и ряда провинциальных городов. В то же время здания уже построенные по проектам из “Собрания фасадов”, сами являлись своего рода образцами для других построек. Размноженные в сотнях экземпляров типовые проекты “частных строений” 1809-1812 гг. активно участвовали в формировании русского классицизма первой половины XIX в. Особенно велико было их значение в провинции. Если в Петербурге, Москве и отдельных губернских центрах распространению классицизма способствовало строительство уникальных зданий и ансамблей по проектам крупнейших мастеров, то в небольших провинциальных городах гравированные типовые проекты были почти единственным практическим руководством, единственным источником, откуда местные архитекторы могли черпать материал для повседневной работы.

“Собрание фасадов” сохраняло свое практическое значение в течение более чем 20 лет. Только в 30-х годах XIX в. его роль в проектировании массовой застройки русских городов пошла на убыль. Падение роли “Собрания фасадов”, отражавшего прогрессивное направление архитектуры русского классицизма, было связано с началом процесса общего идейного и художественного упадка русской архитектуры, заключавшегося в распаде стилевого единства и распространением различных эклектических течений, в частности, “русско-византийского стиля”, отражавшего реакционную теорию “официальной народности”.

Начало общего кризиса дворянской феодально-крепостнической империи повлекло за собой и серьезные изменения в области градостроительства. С развитием капиталистических отношений происходил процесс проникновения частного капитала в различные области городского строительства. Городское благоустройство, транспорт, жилищное строительство и другие отрасли городского хозяйства становились источником дохода частных предпринимателей, и роль государства как активного, регулирующего начала в градостроительстве непрерывно падала. Уже с конца первой половины XIX в. в русских городах стала появляться стихийная и скученная застройка, характерная для градостроительства эпохи капитализма.

Упадок архитектуры и градостроительства отразился и на дальнейшем развитии типового проектирования и строительства. “Собрание фасадов” было первым и последним сборником типовых проектов частных жилых домов, изданных государством в первой половине XIX в. Начиная с 1830-х годов типовое проектирование жилых и хозяйственных зданий перешло почти целиком в руки частных лиц. В 1830-х – 1840-х годах появились многочисленные руководства по строительству, написанные различными авторами и снабженные альбомами “образцовых” фасадов различных построек74. В предисловиях и заглавиях обычно указывалось, что альбомы предназначаются “для управления работами при постройке всякого рода зданий без помощи архитектора”75, однако, поверхностное изложение материала вызывает сомнение в практической пригодности всех этих изданий.

Наиболее серьезные практические советы и высококачественные по архитектуре “образцовые” фасады содержало “Руководство к построению деревянных домов” В.В.Федосеева, изданное в 1831 г. и еще проникнутое духом архитектуры русского классицизма. Но уже начиная с 1836 г. проекты, содержащиеся в альбомах, приобретают черты эклектики, характерные для всей русской архитектуры этого периода. Авторы издававшихся альбомов даже и не пытались вносить какие бы то ни было регулирующие начала в городскую застройку. Многочисленные проекты в готическом, русском, египетском и других модных стилях “подделывались” под вкусы заказчиков из господствующих классов. Отдельные “серии” образцовых фасадов частных жилых домов, изданные в 1850-х годах государством76, были сделаны в официальном русско-византийском стиле или стиле “Ренессанс”. Они могут служить лишь иллюстрацией общего упадка русской архитектуры середины XIX в.

Реконструкция ряда русских городов, развернувшаяся в начале XIX в., требовала создания большого числа не только жилых, но и так называемых “казенных” зданий присутственных мест, складов, тюрем и т.п. Вопрос о проектировании и строительстве этих зданий стоял очень остро. Новые органы местного управления, созданные в конце XVIII в., занимали временные и мало приспособленные для них здания. Царское правительство испытывало недостаток в тюрьмах для все возрастающего числа арестованных участников крестьянских восстаний и различных “бунтов”.

 

Развитие торговли и увеличение перевозок требовали улучшения оборудования дорог, строительства складов, торговых рядов.

Типовому проектированию казенных зданий государство придавало большое значение. Оно стремилось не только предложить образцы зданий, максимально экономичные с наиболее рациональным и удобным решением плана, но и пропагандировать с помощью этих образцов (так же, как и с помощью “Собрания фасадов”) художественные застройки классицизма, отвечавшие задачам регулярной планировки и застройки городов.

Поэтому типовые проекты должны были отличаться не только глубокой и всесторонней проработкой планового решения, но и высокими архитектурно-композиционными качествами. И не случайно, что для проектирования казенных зданий в начале XIX в. был назначен один из ведущих мастеров того времени – А.Д. Захаров.

Типовые проекты казенных зданий, сделанные Захаровым и упомянутые в указе от 24 февраля 1803 г., известны только в копиях77. В числе этих копий есть шесть проектов казенных зданий для губернских городов, включающие дома гражданского губернатора (рис. 43) и вице-губернатора, здания присутственных мест и судебного места, тюремный замок (рис. 44) и винные и соляные “магазейны”.

Из числа типовых проектов для уездных городов известны лишь два – тюремного замка и винного и соляного “магазейнов”. Возможно, что существовали и проекты других зданий, не дошедшие до нас.

 

В состав каждого из проектов входили один или два фасада и поэтажные планы с подробной экспликацией. Плановое решение всех зданий было глубоко продумано и отличалось экономичностью решения. Площадь, занимаемая коридорами, лестницами, вестибюлями и другими подсобными помещениями, была сведена к минимуму, и каждая квадратная сажень использовалась под рабочие или жилые помещения. Вместе с тем решение внутреннего пространства не представляло собой сугубо утилитарную схему, лишенную архитектурной выразительности. В планах административных и жилых зданий был широко использован принцип анфиладности.

 

45. Проект дома гражданского губернатора архит. А.Захарова (сверху) в сопоставлении с домом гражданского губернатора в Чернигове (снизу)

 

46. Проект тюремного замка архит. А.Захарова (сверху) в сопоставлении со зданием в Казани (снизу)

 В административных зданиях, кроме того, выделялось центральное ядро в виде залов с парадной лестницей, придававшее зданиям необходимую представительность и торжественность.

Решение фасадов отличалось строгостью и простотой, присущей и ряду других проектов Захарова. Каждое из зданий получило свою образную характеристику, отвечавшую функциональному назначению. Центральная часть фасадов присутственных мест и судебного места была обработана большими двухэтажными портиками с фронтонами, отмечавшими главный вход в здание. Губернаторские дома получили более скромное решение фасадов. Здания тюремных замков для уездных губернских городов решались в монументальных формах, напоминавших крепостные сооружения. Своеобразная архитектурная характеристика была придана складским сооружениям. О назначении этих зданий говорят большие проемы ворот и маленькие высоко поднятые окна.

Государство не требовало точного воспроизведения типовых проектов в натуре. Типовые проекты казенных зданий играли скорее роль заданий на проектирование различных построек в конкретных местах. Эти задания содержали сведения о необходимом минимуме помещений в каждом из типов зданий, рекомендовали рациональные системы построения планов и желательные композиции фасадов. В процессе проектирования и строительства зданий на местах их объем мог быть увеличен или уменьшен, в композицию фасадов могли быть внесены изменения. В Симбирске типовой проект присутственных мест воспроизведен почти без изменений (рис. 47). В Чернигове к существовавшему двухэтажному зданию архиерейского дома, переделанному в присутственные места, был пристроен шестиколонный ионический портик. Таким образом здание получило облик, соответствовавший типовому проекту. В Чернигове же почти в точности по типовому проекту был построен дом гражданского губернатора (рис. 45). С очень небольшими изменениями проекта сооружен тюремный замок в Казани (рис. 46). По типовому проекту для губернских городов была возведена и тюрьма в Пскове.

Рекомендательный характер типовых проектов казенных зданий начала XIX в. приближал до некоторой степени методику их практического применения проектов из “Собрания фасадов”. Положительной стороной этой методики было то, что она позволяла учитывать реальные эксплуатационные

 

47. Типовой проект присутственных мест для губернских городов архит. А.Захарова (сверху) в сопоставлении со зданием присутственных мест в Симбирске (снизу)

 

и градостроительные требования, возникавшие при строительстве казенных зданий в конкретных местах и вносить в соответствии с этим необходимые изменения в композицию планов и фасадов. Другой чертой, сближающей типовые проекты частных и казенных зданий, было их значение как средства пропаганды принципов архитектуры русского классицизма. Так же, как и

 

48. Уездные присутственные места с тюрьмой. Проект 1822 г. (слева) в сопоставлении со зданием в Свияжске (справа)

 

“Собрание фасадов”, они играли роль увража при проектировании крупных сооружений. Единство же стилевого решения, равно как и соразмерность масштабов частных и казенных зданий, отвечало задачам ансамблевого строительства городов и позволяло сохранить архитектурное единство жилой и административной застройки при строительстве по типовым проектам.

Высокие архитектурные достоинства и правильно избранная методика применения типовых проектов казенных зданий 1803 г. обусловили возможности строительства по ним в течение многих лет. Только спустя 19 лет после их выпуска в 1822 г. были сделаны варианты решения зданий уездных присутственных мест78. Новые проекты предусматривали уменьшение объемов зданий присутственных мест и объединение их со зданиями тюрем. Эти проекты применялись на практике. Лучше других сохранились присутственные места в Свияжске, точно воспроизводившие проект (рис. 48).

Значительные масштабы “казенного” строительства дали возможность обобщить его опыт в специальном документе, изданном отдельной книгой в 1825 г. под названием “Положение о количестве материалов какое назначать должно при составлении смет на постройку домов”79. Заглавие этого документа не соответствовало его содержанию. Положение не было простым пособием для составления смет. В нем подробно рассмотрены различные строительные материалы, конструкции зданий, методика производства общестроительных и отделочных работ. Положение представляло собой кодекс строительных правил и могло служить исчерпывающим руководством при строительстве по типовым проектам. В этом отношении его значение аналогично значению “Должности архитектурной экспедиции” и руководствам по строительству И.Лема.

Серия типовых проектов казенных зданий, спроектированная в 1803 г. А.Захаровым, сохранила свое практическое значение до1828-1829 гг., когда были утверждены новые проекты, пришедшие ей на смену. Серия 1828-1829 гг. состояла из проектов казенных зданий для губернских городов, в число которых входили присутственные места, дома гражданского губернатора и вице-губернатора и тюрьма на 400 арестантов. Автором проектов был архит. Штауберт80.

Новые типовые проекты были введены в действие двумя указами. Согласно этим указам отменялись типовые проекты для губернских городов 1803 г. Существовавшие проекты казенных зданий для уездных городов сохраняли свое значение. Новые здания разрешалось строить только при полной невозможности использовать старые. Каждый проект, сделанный на основе типового, должен был утверждаться Министерством внутренних дел.

При издании проектов 1828-1829 гг. была сделана попытка поднять их значение, потребовав от застройщиков точного соответствия строящихся зданий типовым проектам. Малейшие отступления должны были согласовываться с Министерством внутренних дел. Однако на практике новые проекты применялись мало, так как основная потребность в казенных зданиях была уже удовлетворена в течение первой четверти XIX в. и, кроме того, темпы строительства по новым типовым проектам были крайне медленными: одновременно разрешалось строить не более двух однотипных казенных зданий на всей территории России.

Архитектура типовых проектов 1828-1829 гг. носила отпечаток начинавшегося упадка русского классицизма. Композиционная схема построения фасадов была одинаковой во всех проектах и заключалась в выделении центра при помощи небольшого ризалита со ступенчатым аттиком. В фасадах нет такой яркой образной характеристики отдельных типов зданий, которая была в серии проектов 1803 г. Плановое решение отличалось большим однообразием и схематичностью, чем в 1803 г.

 

49. “Полный или центральный карантин”. Генеральный план. Проект 1832 г.

 

Если в типовых проектах 1828-1829 гг. только наметились черты наступавшего упадка в русской архитектуре, то в типовом проектировании 30-х – 40-х годов XIX в. они уже сказались в полной мере. Проекты казарм внутренней стражи, карантинов и губернаторского дома81 свидетельствуют о распространении эклектики в проектировании казенных зданий. Официальный русско-византийский стиль Ренессанс к концу 1840-х годов уже полностью господствовали в типовом проектировании.

Сошла на нет и градостроительная роль типовых проектов. Если в начале XIX в. казенные здания проектировались с учетом возможности ансамблевой застройки городов, их масштабы и стилевая характеристика были тесно связаны с типовыми проектами жилой застройки, то к середине XIX в. развилось типовое проектирование отвлеченных комплексов без постановки каких бы то ни было градостроительных задач. Примерами таких комплексов могут служить карантины (рис. 49)82 и казармы внутренней стражи83. Комплексы этого типа были обращены к окружающей застройке своими “тылами” – заборами – и предназначались для строительства на городских окраинах. Мрачные казарменные комплексы за глухими каменными заборами, построенные в 50-х годах, в годы жестокой николаевской реакции, были последними сооружениями типового строительства в России XVIII в. - первой половины XIX в. Они представляли собой полную противоположность блестящим жизнеутверждающим ансамблям периода расцвета русского классицизма, в которых зачастую многие из зданий были построены по типовым проектам.

Падение роли типовых проектов было, конечно, не случайным. Оно совпадает с началом процесса интенсивного развития капиталистических отношений в России, с ростом влияния представителей молодого класса русской буржуазии. Их интересы постоянно вступали в конфликт с интересами абсолютизма, с центральной государственной властью, которая шаг за шагом сдавала свои позиции в экономической жизни страны. Одним из проявлений этого было ослабление государственного контроля за строительством. Частная инициатива, интересы частных лиц выдвигались на первый план, и в застройке городов все отчетливее проявлялись стихийность и беспорядочность.

*Имя
Фамилия
*E-mail
Для ответов на Ваши вопросы,
не отображается на странице
Получить ответ на e-mail
*Тема
*Сообщение
Код
*Введите код
*Поля обязательные для заполнения